35ddafe1     

Трифонов Юрий - Нетерпение


ЮРИЙ ТРИФОНОВ
НЕТЕРПЕНИЕ
Повесть об Андрее Желябове
ГЛАВА ПЕРВАЯ
К концу семидесятых годов современникам казалось вполне очевидным, что
Россия больна. Спорили лишь о том: какова болезнь и чем ее лечить?
Категорические советы, пророчества и проклятья раздавались в стране и за
границей, на полутайных собраниях, в многошумных газетах, модных журналах, в
кинжальных подпольных листках. Одни находили причину темной российской хвори в
оскудении национального духа, другие - в ослаблении державной власти, третьи,
наоборот, в чрезмерном ее усилении, одни видели заразу в домашних ворах, иные
в поляках, третьи в бироновщине, от которой Россия за сто лет не могла
отделаться, а великий писатель полагал, что виноват маленький тарантул,
piccola bestia, то бишь Биконсфильд, забежавший в Европу. Были и такие, что
требовали до конца разрушить этот поганый строй, а что делать дальше, будет
видно. Да что же происходило? Вроде бы все шло чередом: росли города, бурно
раскидывались во все стороны железные дороги, дельцы нагребали состояния,
крестьяне бунтовали, помещики пили чай на верандах, писатели выпускали романы,
и все же с этой страной творилось неладное, какая-то язва точила ее. Всю
Россию томило разочарование. Разочарованы были в реформах, разочарованы в
балканской войне, власть разочаровалась в своих силах, народолюбцы
разочаровались в народе. Появилось много людей, уставших жить. "Русская земля
как будто потеряла силу держать людей!" - говорил с горечью писатель, что
стращал всех тарантулом.
Понять, что происходит, современникам не удавалось: не замечая причин, они
со страхом и изумлением наблюдали следствия. Лишь десятилетия спустя эта пора
душевной смуты, разочарования и всеобщего недовольства будет определена как
назревание революционной ситуации. А начиналось все это порядочно давно. Еще в
те, наверное, времена, когда никому и в голову не могло прийти, что что-либо
начинается. В 1866 году (едва ли тут было начало!) в царя, освободителя и
реформатора, стрелял злоумышленник...
Спустя двенадцать лет зимою, в Одессе, молодой человек по имени Андрей
Желябов должен был принять тяжелое решение: расстаться с женой, с которой
прожил шесть лет и которая, он знал это, очень сильно его любила. Но у них был
сын, и о нем следовало думать. Жена была еще молодая женщина, певица,
музыкантша, нравилась мужчинам, отец влиятельный господин, сахарозаводчик,
гласный городской думы, который другому зятю устроил бы отличную жизнь, и
судьба жены могла бы перемениться. А какая жизнь с ним? Полунищенство в
Одессе, два стула и кровать, крестьянская воловья работа в Николаевке, от зари
до зари (однажды видел, как, лежа на меже, плакала), тревоги, неустройства,
непутевые друзья без гроша в кармане, какие-то подозрительные женщины,
развязные, с наглым взглядом, с папиросками, разговаривающие с нею свысока,
ночью громыханье сапог, обыски, уходы, уводы, исчезновения, сначала на четыре
месяца, потом на семь месяцев, унижение перед родителями, чтобы взять на
поруки... Да зачем же все это терпеть? Конца не видно. Впрочем, виден. И даже
- явственно.
Вот уже никого из старых друзей нет в Одессе: Волховский в Сибири, Петро
Макаревич, Сережка Жебунев и Соломон там же, в Тобольской губернии, Сережкин
брат Владимир под надзором на Харьковщине, а Никола, третий из Жебуневых,
удрал в Париж. И Аня где-то там, далеко, в Европе, а Иван Ковальский казнен в
августе.
Поэтому, если рассуждать спокойно и здраво, руководствуясь логикой, а не
чувст


Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий